Главная Новости Партии Рейтинги Чемпионы мира
chess.hut
chess.hut
Виды шахмат

Архив рассылки >

Шахматные ссылки

Композиция

Городской клуб

Областной клуб


Даровому коню в зубы не смотрят.

Смеётся тот, кто смеётся в эндшпиле.

Станок для производства пластиковой посуды.



Иностранные гроссмейстеры и мастера

Одному шахматисту показалось, что его противник (какой дьявольский замысел!) намеренно кашляет. Он решил обороняться и на каждое покашливание отвечал бешеным контр кашлем.

Блэкберн Джозеф Генри (1841-1925 гг.)

На международном турнире в Петербурге 1914 года, кроме сильнейших шахматистов того времени Ласкера, Капабланки, Алёхина и других, были приглашены два ветерана английских шахмат - Блэкберн и Гунсберг. Англичане выступали в турнире плохо, но между собой играли, как говорится, не на жизнь, а на смерть! - Вы ещё молоды со мной играть! - сказал шутливо Блэкберн своему партнёру, выиграв у него партию. Блэкберну в то время было 72 года, а его партнёру "всего лишь" - 60 лет!

Фридрих Земиш

Земиш однажды выступал в небольшом клубе с сеансом одновременной игры "вслепую". Среди зрителей была одна пожилая дама. Она долгое время пристально смотрела на гроссмейстера и в конце концов взволнованно сказала организатору сеанса: - Чистое жульничество! Я ведь ясно вижу, что он совсем не слепой!

Мигуэль Найдорф

Однажды Найдорф дал, пожалуй, самый оригинальный сеанс одновременной игры. В одной из южноамериканских республик ему довелось играть с кабинетом министров во главе с премьером.
Он выиграл все партии и лишь в одной сделал ничью.
- У премьер-министра мне было неудобно выигрывать, - оправдывался впоследствии гроссмейстер.

В 1949 году Найдорф играл матч с американским гроссмейстером Файном. В третьей партии этого матча Файн в коневом эндшпиле, без пешки, вторично предложил Найдорфу ничью.
Тогда Найдорф вскочил со стула и воскликнул:
- Двести долларов!

На шахматной олимпиаде в 1954 году Найдорф часто подбегал к барьеру и тут же на глазах у противника "скромно" заявлял зрителям:
- Я только что мог легко выиграть партию!

На межзональном турнире в Стокгольме в 1948 году темпераментный Найдорф доставлял своим противникам много забот в цейтнотах. Совершая ход на доске, он небрежно бросал фигуру на новое поле и при этом сбивал несколько фигур - и своих, и противника. На доске порой создавалась настоящая свалка. Но что любопытно: Найдорф при этом никогда не забывал остановить свои часы и пустить часы противника! Последний был вынужден восстанавливать позицию за счёт оставшихся у него драгоценных минут.
- Я его приучу к порядку! - уверенно сказал перед встречей с аргентинцем мудрый советский гроссмейстер Рагозин.
И вот, когда к их партии подкрался цейтнот, Найдорф сделал "сильнейший" ход конём, в результате которого на доске сразу упало несколько фигур. Найдорф, конечно, остановил свои часы, но Рагозин тут же спокойно перевёл рычажок часов обратно.
- Пардон, - тихо, но твёрдо произнёс Рагозин, - вы случайно зацепили фигурки. Будьте любезны, наведите порядок на доске!
Мгновенно Найдорф посмотрел на противника, затем взгляд его упал на быстро бегущую стрелку собственных часов, и понял: здесь его номер не пройдёт! Найдорф лихорадочно принялся восстанавливать разрушенную позицию и больше никогда не "нервничал" в цейтноте, а аккуратно ставил фигуры.

Маршалл Фрэнк Джеймс

Корреспондент одной газеты спросил Маршалла:
- Что вы скажете о победе Алёхина над Капабланкой?
Маршалл шутливо заметил:
- Это для меня неожиданно! Но когда я проиграл матч Капабланке, это было для меня ещё большей неожиданностью!

Яновский

Яновский ненавидел ничью и часто предпочитал проиграть партию. Ему в "подходящий" момент предлагали ничью, он нервничал и сразу проигрывал.

Говард Стаунтон

Курьезны математические вычисления Стаунтона об относительной ценности фигур. Приняв пешку за единицу, он оценил остальные фигуры следующим образом: конь - 3.05; слон 3.50; ладья - 5.48; ферзь - 9.94!

Зигберт Тарраш

Тарраш бурно протестовал против участия в Гамбургском международном турнире 1910 года английского мастера Ейтса, как шахматиста недостаточно квалифицированного.
Ейтс всё же был включён в турнир. Однако своими результатами полностью подтвердил мнение о нём Тарраша: он занял последнее место и выиграл всего лишь одну партию: у Тарраша.

Тарраш однажды предложил известному австрийскому мастеру Марко сыграть матч из 8 партий, давая ему 4 очка форы! Даже такой спокойный человек, как Марко, рассердился на такую неделикатность Тарраша.
Он ответил Таррашу:
- Вы победили Маршалла со счётом 8:1, Маршалл победил Яновского с результатом 8:5. Из этого вытекает, что вы победили Яновского со счётом 64:5, то есть 13:1, следовательно, вы выиграли у Чигорина 130:1. Наконец, Чигорин победил меня со счётом 6:3, то есть 2:1. Отсюда, вы свободно можете мне дать фору в 260 очков из 261!

Несколько афоризмов Тарраша

Ошибки подобны несчастьям - они не приходят в одиночку.

Проклятье плохого хода заключается в том, что он тянет за собой новое зло.

Бернштейн Осип Самойлович

Известный шахматист Боголюбов толстел с каждым днём. Не видевший его долгое время Бернштейн, встретившись с ним на встрече в Амстердаме, сказал:
- Как вы, однако, изменились! Вы уже выглядите, как настоящая сдвоенная пешка.

- Вы знаете, когда я приду на тот свеет, Ласкеру, Капабланке и Алёхину придётся туговато. Ведь я явлюсь туда оснащённым новейшими дебютными вариантами, о которых они понятия не имеют.

На международном турнире в Гронингене (Голландия) 1946 года встретились старые противники: Бернштейн и югославский гроссмейстер Видмар. Накануне партии между собой они вместе с другими участниками турнира сидели в кафе и соревновались в остроумии. Бернштейн рассказывал следующий анекдот: "Два шотландца поспорили на шиллинг, кто из них сможет съесть живую лягушку. Один из них на самом деле выполнил условие, и другой, как это ему не было обидно, был вынужден отдать деньги.
Победитель, увидев, как расстроен его товарищ, сказал ему, что вернёт ему шиллинг, если и тот съест лягушку. Вскоре у обоих было по шиллингу в кармане и по лягушке в желудке".
Когда все вдоволь насмеялись, Бернштейн торжественно провозгласил, что в завтрашней партии с Видмаром будет борьба не на жизнь, а насмерть! На следующий день в их партии после 20 ходов на доске возникла совершенно ничейная позиция, но никто из них не собирался предлагать ничью. Наконец после 55 ходов на доске остались три фигуры - два короля и белый слон. Тут вмешались судьи и зафиксировали ничью. Когда оба противника, измученные и вспотевшие, поднялись из-за шахматного столика, Видмар спросил Бернштейна
- Скажите, какого чёрта мы оба ели лягушек?!

В одном из турниров, в партии Бернштейна с польским мастером Сальве, последний предложил ничью, которая была отклонена его противником. Однако вскоре картина борьбы резко изменилась, и ничью предложил уже Бернштейн. В ответ Сальве возмущённо сказал:
- Какая может быть ничья? Вот если бы тогда приняли моё предложение, то я бы сейчас принял ваше!

Самуил Решевский

Шахматисты, много игравшие с Решевским, заметили, что он, попав в худшее положение, тут же предлагает ничью. Найдорф по этому поводу сказал:
- Знайте, если Решевский предлагает вам ничью, значит надо искать возможность дать ему мат в 2 хода.

Найдорф уверяет, что Решевский исполняет религиозные обряды по известным только ему меркантильным соображениям. Когда же эти обряды мешают ему делать деньги, то Решевский хитроумно обходит их. В качестве примера Найдорф рассказал следующий анекдотичный случай.
Как - то Решевский в субботу приехал в Буэнос - Айрес. Вечером в шахматном клубе он должен был за солидное денежное вознаграждение дать сеанс одновременной игры. От аэродрома до Буэнос - Айреса около 50 километров, а религиозные догматы разрешают евреям в субботу передвигаться только пешком. Как быть? Решевский попросил поставить в автомашину тазик с водой, разулся, спустил ноги в тазик и приказал везти себя в город.
- Если ноги в воде, можно ехать и в автомашине, - многозначительно сказал Решевский. - Религия этому не противится.

На матч-турнире претендентов на первенство мира в 1953 году в Швейцарии Решевский попал в трудное положение во второй встрече с гроссмейстером Котовым. К тому же он был в сильнейшем цейтноте. В этот момент Решевский предложил Котову на английском языке:
- Хотите ничью?
Котов, зная Решевского, не удивился и по-немецки ответил:
- Нет.
Партия продолжалась. Котов играл слабо, упустил преимущество и уже сам предложил ничью в равной позиции. Надеясь переиграть Котова в равном эндшпиле, Решевский отказался от ничьей. Затем, стремясь выиграть, во что бы то ни стало, Решевский получил проигранную позицию. Тогда он предложил Котову уже на немецком языке:
- Хотите ничью?
Пришла очередь Котова переходить на английский язык, и он ответил отказом. Через ход Решевский сдался.

Знаменитые афоризмы Тартаковера

Партия обычно имеет три фазы: дебют, в котором вы рассчитываете получить лучшую позицию; миттельшпиль, в котором вы полагаете, что получили лучшую позицию; и эндшпиль, в котором вы видите, что проигрываете.

Тот, кто отваживается, должен проиграть. Тот, кто не отваживается - проигрывает.

Уметь играть в шахматы - это, значит, стараться уметь играть ещё лучше.

Если королевский гамбит - прыжок в пропасть, то ферзевый гамбит - прыжок в канаву.

Бывают неудачные победы и славные поражения.

Самые опасные пешки - обречённые на гибель.

Всегда лучше жертвовать фигуры... вашего противника.

Скромен только победитель.

Открытая линия часто напоминает открытую рану.

Путь к победе может быть полон частичных поражений.

Жертвуй, чтоб не стать жертвой.

В атаке развёртывается дух игрока.

"Хотя" сильнее, чем "если бы".

Часто только с эндшпиля и начинается партия.

Иной конь не скачет, а хромает.

Выигрывает не тот, кто играет хорошо, а тот, кто играет лучше.

Шахматы - это борьба, но главным образом против собственных ошибок.

Ничья может случиться не только при повторении трёх ходов, но также и в результате одного слабого хода.

У пешек и фигур разная этика.

Угроза опаснее её выполнения.

В шахматах учатся лишь путём ошибок.

Только сильный знает, как он слаб.

Больше всего сердятся на то, что сердятся.

На шахматной доске каждая ошибка мстит за себя.

Комбинация есть возможная невозможность.

"Тихий" ход часто действует как землетрясение.

После хода 1. e2-e4 партия белых уже близится к концу.

Только в середине начинается настоящая игра.

Жертвой доказывают только то, что кто-то из противников ошибся.

Комбинация есть возможная невозможность.

Комбинация - душа шахмат.

Шахматная партия - это обыкновенно сказка из тысячи и одной ошибки.

Всегда лучше жертвовать фигуры... вашего противника.

Шахматные законы для того, чтобы идти дальше их.

Самые тяжёлые ошибки - это мнимые.

Самые неумолимые правила в шахматах - это исключения.

В шахматах есть только одна ошибка - переоценка противника.

Атакуя противника, стремятся не убедить его, а удивить.

Иной размен в шахматах оказывается - подменом!

Чем эластичнее позиция, тем больше шансов к спасению.

Рудольф Шпильман

В своей книге "О шахматах и шахматистах" (1929 год) Шпильман описывает разные трюки, которые применяют отдельные шахматисты в буржуазном обществе. Трюк - это ловкая проделка, рассчитанная на то, чтобы воспользоваться доверием противника. Вот несколько примеров.
Кто-нибудь расставляет своему партнёру тончайшую ловушку, не желая этого ничем внешне показывать. С этой целью он может применить самые различные методы: невинное выражение лица; внимательное, бросающееся в глаза рассматривания ферзевого фланга, в то время как ловушка расставлена на королевском, и обратно; мешать противнику вопросами или другими способами, например, опрокинуть стакан воды, изображать отчаяние после якобы совершённой ошибки и т. д.

Пильсбери Гарри Нельсон (1872 - 1906 гг.)

Однажды Пильсбери играл одновременно "вслепую" 10 шахматных и 10 шашечных партий, причём сражался в это время ещё и... в карты.

Нимцович Арон Исаевич (1886 - 1935 гг.)

Особенно много казусов случалось у Нимцовича при встречах с гроссмейстером Видмаром, который был большим любителем шуток.
Однажды Нимцович должен был играть с ним. Надо отметить, что Видмар был большим любителем сигар. Нимцович же не мог терпеть табачного дыма. Противники сели за столик, и Видмар вытащил сигару, при виде которой Нимцович чуть не лишился чувств. (были времена, когда разрешалось курить, не отходя от столика :))
Тут Видмар вдруг вспомнил, что его противник не переносит дыма. Он положил незажжённую сигару на стол и начал играть. Однако рыцарский поступок противника не успокоил Нимцовича: он продолжал нервничать, всё время поглядывая на лежащий возможный источник дыма.
Наконец, Нимцович не выдержал и обратился к судье с жалобой, что он не может играть из-за сигары...
- Но ведь ваш противник не курит, - удивился судья.
- Да. Но он может закурить... Угроза опаснее её выполнения, - возразил Нимцович, вспомнив один из шахматных афоризмов Тартаковера.

Во время одной турнирной партии Нимцович вдруг отошел от шахматного столика на два шага и на глазах у зрителей начал делать приседания: он был горячим поклонником известной системы Мюллера и считал, что по ходу партии время от времени полезно размяться!

Внимательно следили за Нимцовичем служащие отелей, в которых он останавливался. Датчанин очень любил холодные обтирания в комнате, но по своей рассеянности не всегда закрывал после этого краны. Случалось, что потоки воды лились по лестнице.

начало | архив рассылки | главная  

X